Вам нужно Авторизоваться. Забыли Пароль? Регистрация
Май Пятница 26 2017 г. в 1:14

Две «белые вороны» под одной крышей

Автор: ОЛЬГА КИПНИС
Источник: VIVA
Добавлено: 2006-11-15 15:26:14

№ 17 (24) / 25.08.2005  

Наталья Сумская и Анатолий Хостикоев: Две "белые вороны" под одной крышей  


Ровно 20 лет назад на театральных подмостках родилась большая любовь. Играя в спектакле о Жанне д’Арк "Белая ворона", Анатолий Хостикоев и Наталья Сумская поняли, что не могут жить друг без друга.
Сегодня спектакль, снятый в свое время из репертуара театра Франко, восстановлен. И его главным героям не нужно реанимировать свои чувства – они все так же свежи, искренни и возвышенны, как 20 лет назад.

 - Наталья, Анатолий, расскажите, как вы познакомились.


Наталья: Знакомы мы еще с института. Для меня, первокурсницы, дипломант-выпускник был совершенством, небожителем, до которого еще попробуй дотянуться! На хостикоевский курс возлагались большие надежды – он должен был стать основой для нового театра. Мне безумно хотелось быть к этому причастной. И однажды представилась возможность несколько раз сыграть эпизодик в их знаменитой тогда "Вестсайдской истории". Через 25 лет Толя мне напомнил, как подтрунивал над первокурсницей и моим невероятным желанием поскорее попасть на большую сцену: "Малая, играй хорошо! Сегодня на спектакле будет Брежнев". Я сама совсем забыла тот момент, а Толя, оказывается, запомнил.

– Но судьбоносным  для вас стал спектакль о Жанне д'Арк "Белая ворона", ваша самая яркая совместная работа, с которой началась история вашей любви.


Анатолий: Ты знаешь, у нас дома висит фотография из "Белой вороны", я смотрю на нее и думаю: "Действительно, какая мы красивая и классная пара!" Да, я влюбился. Влюбился, не зная, что это чувство перерастет во взаимную любовь, не зная, что у нас будет семья. У каждого из нас была своя жизнь... Никто ничего не планировал… Моя партнерша по сцене Наташа Сумская воспринимала чувства, флюиды, исходившие не от партнера, а от мужчины, и возвращала мне их.
Наша любовь началась с общего дела. Мы почувствовали взаимный интерес, увидели глаза друг друга… В "Белой вороне" дуэт Жанны д’Арк и ее возлюбленного – самое яркое эмоциональное проявление взаимоотношений мужчины и женщины. И нам с Наташей удалось рассказать эту любовную историю, потому что мы сами находились в таком же состоянии. В состоянии желания, неимоверной любви, потребности друг в друге. Мы не задумывались, во что выльются наши чувства. Мы просто играли историю нашей любви! А она оказалась настолько созвучной пьесе, что мы пребывали на сцене в естественном состоянии, когда и придумывать ничего не надо. Этот спектакль соединил нас. И это замечательно!


– В спектакле  есть пронзительная  сцена любви, когда Жанна знает, что выбор в пользу Отечества уже сделан и своего возлюбленного она больше не увидит. Вам лично понятен поступок Жанны?


Анатолий: Я думаю, что многое в ее образе присуще Наташе. В ней есть огромная сила убеждения и невероятная преданность делу всей жизни. То есть театру. Поступок, который совершает Жанна во имя свободы родины, Наташа могла бы совершить во имя театра!
Я, конечно, не думаю, что, не дай Бог, она может отказаться от семьи. Но ради театра она уже пожертвовала в жизни многим. Наташа очень целостная и самодостаточная натура. По своим деяниям она – Жанна д`Арк! Хотя это не превозносится сегодня в ранг святости. Для меня она – Жанна д`Арк в искусстве. Наташа Сумская! Которая в творчестве бескомпромиссна, которая верит в себя, и которая сделала и сумеет сделать еще очень многое. Бог ее наделил самыми прекрасными качествами. Она – любящая мать, она – любящая жена, она предана театру, она очень искренна в любом своем проявлении. А искренность – святое чувство и всегда вызывает взаимность. Мне так кажется…


– Почему именно сегодня вы решили реанимировать "Белую ворону"?


Анатолий: Для нас с Наташей этот спектакль судьбоносный. И еще… В пьесе есть сцена, место действия которой обозначено "рынок на майдане", где "продают" Жанну д’Арк. Естественно, "майдан" имеет сегодня стойкую ассоциацию. Мы с Бенюком на сцене Майдана играли "Швейка", и все, что там происходило, я видел. Но с другой стороны, мне бы не хотелось однозначных параллелей с революцией. Потому что тема "Белой вороны" вечная – роль лидера в обществе. Трагедия лидера. Человека, которого "майдан" может вознести, а потом предать и сжечь на костре. Вот почему я решил поставить "Белую ворону" именно сегодня.


– Почему Наталья Сумская репетирует не Жанну, а аллегорический образ Войны?


Анатолий: Недавно режиссер Малахов рассказал, как его сосед, спившийся интеллигент, узнав о возобновлении "Белой вороны", огорчился, что Жанну не будет играть Наталья Сумская. Малахов стал объяснять поклоннику Наташи что-то о слишком юном возрасте Жанны. Тогда это человек возмущенно возразил: "Но ведь вороны живут 300 лет!" Наташа, конечно, могла бы спеть: "Мне всего 19 лет". Но… Понимаешь, она очень адекватна в восприятии самой себя. А в новом спектакле я не представляю, кто, кроме нее может сыграть Столетнюю Войну. Здесь не только талант и вокал, здесь нужен особый дар гротеска и самоиронии.


– "Белая ворона" – это значит одинокий, не принятый миром человек. Вам судьба подсказала парадоксальный выход: белая ворона и белый ворон в одной семье!


Наталья: Все еще не знаю, как относится к понятию "судьба". Она ли правит человеком? Не хочется верить в полную зависимость. И потому я никогда не чувствовала себя одиноко, даже, когда была одна. Одиночество очень хорошо лечится любимой работой!


– Анатолий, вам нравится, что многие мужчины считают Наталью Сумскую самой красивой женщиной Украины?


Анатолий: Наташа – не просто женщина, она актриса, которую видят на экране и сцене. И то, что ее красота не остается без внимания, это здорово. И мне это очень приятно как мужчине, который с этой женщиной прожил и проживает счастливые дни. И я говорю Наташе о том, что я самый счастливый мужчина! Потому что рядом со мной самая красивая и талантливая женщина. Ну, повезло мне! Везет не всем, но мне – повезло! И мне нравится, что моя жена нравится. Значит, все с ней нормально.


– Наталья, вы сегодня фактически  исполняете обязанности pr-менеджера Анатолия Хостикоева: решаете организационные вопросы, помогаете журналистам назначать встречи, подбираете фотографии и т.д. Между тем, вы сама – талантливая актриса, гордость и украшение украинской сцены, и вы имеете все основания требовать, чтобы занимались не вы, а занимались вами! В чем дело? Это похоже на самоотречение ради любимого человека. Неужели любовь может погасить даже актерские амбиции?


Наталья: Зачем так категорически? Анатолий Георгиевич – форвард, играющий без подвохов и предательства. При этом способен быть "правым защитником", точно дающим пас. И многие мои театральные победы одержаны с ним и благодаря ему. Так что мною как раз "занимаются". Толя всегда мне помогает. Никто в нашей семье не порабощает друг друга. Все решается коллегиально. Просто есть вещи, на которые женщина имеет больше терпения: напомнить о запланированной встрече, найти предмет гардероба или фотографию. И самое главное, от женщины зависит порядок и климат в доме, в семье.


– Представляю эту картину: Анатолий спешит на репетицию, а вы разыскиваете его вещи…


Наталья: Окончу словами финальной сцены моей героини из спектакля "Пигмалион": "А что бы вы без меня делали, сэр!?"


– Чему вы учитесь друг у друга? Меняете ли что-то в себе?


Анатолий: Наташечка по этому поводу говорит: "Что ни делай, ну, не поменять тебя!" Приноравливаться надо к любимому человеку. У Наташи я учусь искренности. Это не значит, что я не искренний человек, потому что я не умею лицемерить. Я никогда из соображений личной выгоды не пойду выражать симпатию и жать руку неприятному для меня человеку. Это отвратительно, когда люди с фальшивыми улыбками желают друг другу здоровья и успехов, а в душе – ненавидят и презирают.


Наталья: Толя всегда честный, и в отношениях, и как партнер по сцене. Необыкновенно настоящий, ответственный, надежный человек. Если же говорить о нем как об актере, то его сегодня сравнить-то не с кем, тем более с карликовыми героями киноиндустрии.


– Вы продолжаете играть спектакль "Сеньор из высшего общества". Извините, Анатолий Георгиевич, но как вам пришло в голову собрать такой семейный состав? Вы понимали, что наверняка спровоцируете массу слухов и домыслов?


Анатолий: Конечно! И ждал этого. "Сеньор" – первый самостоятельный от театра Франко проект компании "Бенюк-Хостикоев", где я ответственный за художественную часть. И я сознательно использовал пиар-ход, который сработал. Да, первые 15 минут люди разбирали, кто на ком был женат, и где чьи дети. Но потом, наблюдая за тем, как Евгений Паперный, первый муж Ольги Сумской, бьет теперешнего ее мужа Виталика Борисюка, воспринимали их, как персонажей спектакля. Да, я решился собрать в одну семью и свою первую жену Любовь Кубюк, и Наташу, и ее первого мужа, и всех детей. Но это не просто родственники. Они близкие и на самом деле – любимые. Хотя с ними порой очень сложно. Со всеми…
Но это только один проект! И следующего такого семейного эксперимента не предполагается. Меня журналисты всегда "доставали" вопросом, как это я додумался в спектакль "Кин IV" на роли двух соперниц пригласить первую жену и вторую. Но и Любу, и Наташу я пригласил не в качестве моих женщин, а как прекрасных актрис, очень мною уважаемых. В театре Франко считают, что век этих актрис на сцене прожит, что они уже состарились. И это меня безумно раздражает! Они в рассвете и творческих, и физических сил.


– Вы довольны, что ваш старший сын Георгий стал актером?


Анатолий: Он молодец! Он хотел стать актером и добился этого. Он уходил из театрального института, и сам возвращался. В театре Франко сделал три очень хорошие работы и сам ушел из этого театра. Я сначала переживал. Тряс его за грудки со слезами на глазах. Но он меня убедил, что его решение принято бесповоротно. Я разволновался, расстроился, но со временем понял, что может оно и к лучшему. Сын научится не сидеть сложа руки и ждать, что кто-то даст роль, а будет крутиться, искать работу. Мне нравится, что в нашем совместном спектакле "Количество…" Георгий сыграл неожиданно разнопланово для начинающего актера три разных образа. Я доволен!


– Если в зрелом возрасте мужчина снова становится отцом, говорят, что такое отцовство более осознанное.


Анатолий: Я не ощутил большой разницы. Георгий родился, когда мне было 34. А это возраст тоже достаточно зрелый. Но со Славкой я стараюсь быть более терпимым. Благодаря Славке, я и Георгия стал лучше понимать. Очень важно не утратить контакт с детьми. Любовь и добро – это главное. Мы живем с Георгием в разных семьях, но он идет мне навстречу. И у нас с ним сложились настоящие мужские взаимоотношения, что для меня очень ценно и дорого.


– Насколько я понимаю, Славик растет за кулисами и даже в свои восемь лет выходит на сцену в небольших ролях?


Анатолий: Первый раз он вышел на сцену в три года. Однажды во время спектакля "Крошка Цахес", где мы с Наташей играли супружескую пару, за Славиком, топтавшимся за кулисами, не досмотрели, и он прямиком притопал к маме и папе. Нам пришлось его выход обыграть и на поклон уже вышли с сыном на руках. Потом Наташа пошила ему костюмчик в стиле нашего спектакля, я купил ему похожие на наши очки, и мы стали выходить в финале, три таких очкарика. По сюжету получалось, что у нас родился ребенок. Теперь Славик играет в "Кине IV" моего сына. Он занимается акробатикой и дзюдо, и в "Кине…" с легкостью выполняет несколько акробатических элементов. Я работаю с ним не как с ребенком, а как с актером, ставя перед ним профессиональные задачи. Славке очень нравится актерское дело, и я буду счастлив, если он продолжит династию.


– Во время гастролей в Крыму на пляж хоть успевали сходить?


Анатолий: Я не умею проводить время на пляже. Мы со Славой приехали на несколько дней раньше Наташи, взяли удочки, специальные морские снасти и надувную лодку. Вышли в море часов в шесть утра. Но Славке все это надоело, и я отправил его на берег. А сам отплыл на значительное расстояние. Вот рыбачу я, и вдруг звонит телефон. Я одной рукой держу трубку, другой подтягиваю спиннинг, и вдруг мац-мац рукой, а одного весла нет. Ветерок дует от берега, и я понимаю, что в резиновой лодке на одном весле не выплыву. Относит меня дальше и дальше, а кричать вроде и неудобно: народный артист, и в первый же день тонет! Час я выбирался к суше, Слава, ни о чем не подозревая, собирал на берегу ракушки. В тот день я решил: никаких экстремальных рыбалок, впереди работа над "Белой вороной", и мне надо быть живым и здоровым. Так что для пляжа хватило мне одного дня. А Славка купался много, несмотря на температуру воды 11 градусов.


– Какой недостаток в людях вы не приемлете больше всего?


Анатолий: Я не замечаю недостатки в близких людях. Вот в Наташе нет недостатков. Хотя она иногда и покрикивает на меня, но я ее люблю. В жизни я ненавижу и боюсь унижения. Потому что перестаю себя контролировать… Желание унижать – это самый страшный недостаток.


– Анатолий, вы по гороскопу Водолей. Астрологи считают этот знак мистическим. Как-то вы рассказали, что журналист, оскорбивший вас в статье о спектакле "Отелло", вскоре попал в автокатастрофу. Мне стало не по себе.


Анатолий: Поверь, что я не желал ему зла. Люди созданы для добра! Просто что-то заклинивает… Тот журналист назвал публично "тарабарщиной" древние аланские молитвы, которые я читаю в "Отелло" перед смертью Дездемоны. Нельзя так… Сейчас, слава Богу, он жив и здоров. Надеюсь, он понял, что ко всему в жизни нужно подходить с меркой добра. И я, уж извините, считаю себя человеком добрым. И мне бы хотелось сказать журналистам, что актер нуждается в уважении и любви, что нельзя к нему относиться потребительски, свысока. Все-таки актер выходит на сцену, и кроме невероятных энергетических затрат, еще и принимает на себя всю энергию зала, не всегда положительную. Поэтому даже провальные вещи нужно рассматривать профессионально, стараясь понять, а не унизить.


– Можно ли сыграть ревность, не испытав ее в реальности?


Анатолий: Наверное, сыграть можно любое чувство. Я, слава Богу, испытал ревность. Это чувство сладостное, хорошее… Оно дает такую энергию! Хотя я никого не убивал и не душил, но желание было, конечно. Я пережил ревность, эх, не дай Бог, значит, я живой человек!


Наталья: Чувства не могут быть одинаковыми на всю жизнь. Ужасно, если вначале они огромные, взрывные, а со временем угасающие... Главное не утратить способность чувствовать. Как написала Ада Роговцева в своем стихотворении: "Как себя чувствуешь… Отвечу – чувствую тебя".


– Вы для себя ответили на вопрос, что такое счастье?


Анатолий: Вчера ответил. Мы были на даче, и пришел один дядечка, покосил нам траву. И я как упал в эту свежескошенную траву, как вдохнул ее дух! И говорю Наташе: "Вот это и есть счастье!"


– Как, на ваш взгляд, сложилась бы судьба Ромео и Джульетты, если бы Шекспир сохранил им жизнь?


Анатолий: Шекспир не мог сохранить им жизнь! Потому что тогда эта красивая история превратилась бы в сказку "жили-были дед да баба". Они должны были умереть юными, чтоб люди почувствовали, как мало человеку отведено… Поэтому нужно жить и любить сию секунду, ценить каждый прожитый миг… Мне жаль, что я не сыграл Ромео!

ОЛЬГА КИПНИС

 


Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Добавить в избранное Добавить в Google - Закладки Добавить в Яндекс.Закладки Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Мой Мир Добавить в Мемори Запостить в ЖЖ Запостить в блог на Liveinternet Поделиться на WOW.ya.ru 0
Нравится
URL
HTML
BBCode


Оглавление   |  На верх


Вход

Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация

На Сайте

Гостей: 2
Пользователей: 0


Статистика


Страница сгенерирована за 0.042 сек..