Вам нужно Авторизоваться. Забыли Пароль? Регистрация
Апрель Среда 26 2017 г. в 7:11

Швейк по наследству

Автор: Ирина Наконечная
Источник: Киевские ведомости
Добавлено: 2008-08-31 10:57:52

Ирина НАКОНЕЧНАЯ журналист

Швейк по наследству

Уже несколько сезонов кряду Театр имени Франко собирает аншлаги на спектакль «Бравый солдат Швейк» с Богданом Бенюком в главной роли.

«ПАПА мой играл Швейка, старший брат Петр играл, а теперь и я. Такая наша бравая семья...» Так началась наша беседа с Богданом Бенюком. «Прослеживается странная закономерность — роли прилипают к семье. Что это за круговерть такая? Трудно объяснить», — говорит он. Трудно объяснить и многогранность этого талантливого человека. Актер, продюсер, педагог, любящий муж, отец, дедушка... Бенюк может рассказать много интересных вещей о жизни творческого человека, об успехе и пути к нему, об актерской судьбе. Но интереснее всего говорить с Богданом Михайловичем о театре, об удивительном мире перевоплощений.
— Спектакль «Швейк» снова появилась в репертуаре театров. Таково требование времени?
— Нет. Зрители всегда хотят видеть эмоциональность, человечность, правдивость ощущений — те вещи, которые прививают людям благородство. Время уплывает, политика меняется, а эти вещи — вечные. Кто может вывести формулу любви, когда она начинается, а когда, к сожалению, заканчивается? Мы этого уловить не можем, но внутри у нас что-то срабатывает... Такие моменты мы не фиксируем, но интуитивно ощущаем. И когда человек приходит в театр, он переживает те чувства, которые происходят на сцене. Когда такой портал возникает, зритель надолго остается верным театру.
— Если провести параллель между театром советских времен и современным, есть какая-то разница, кроме цензуры?
— Никакой. Театр как раньше финансировался государством, так и сегодня... А кто платит деньги, тот и заказывает музыку. В Украине все театры — дотационные, кроме «Браво». Если же говорить о разнице — принципиальных отличий нет. Игра актеров не меняется, что ставить — указывает государство (Министерство культуры). А своеобразная цензура как была, так и есть, да и должна быть.
— Но изменения, которые произошли в репертуаре,
— довольно ощутимые.
— Репертуарная политика нашего государства до сих пор остается довольно ограниченной — во всех театрах постановки однотипные. При Советском Союзе ситуация была еще хуже. Когда сравнивали репертуары театров, например, Львова и Винницы, то оказывалось, что играли одно и то же, только менялись дни спектаклей. В то время зрителей интересовал не сюжет, а игра актеров, какое решение нашел режиссер...
— Сегодня театры преподносят зрителям, по меньшей мере, по три премьеры в год. Это говорит о развитии?
Много премьер — это не показатель! Для театра важнее качество постановок и зритель, который приходит на них. У нас есть спектакли с двадцатилетним стажем, такие как «Украденное счастье», «Мастер и Маргарита», «Пигмалион», они являются визитной карточкой театра, прошли возрастной ценз, много лет «эксплуатации». Но за этот период мы готовили каждый год по пять новых постановок. Сколько осталось? Немного... Значит, они в чем-то проигрывают — неинтересная игра актеров, режиссура и т. д. Так и должно быть — невозможно поставить спектакль и заведомо знать, будет ли он удачным.
— Современные постановки часто разочаровывают зрителя...
— Разочарование? Это не совсем так... Даже когда зритель смотрит один и тот же спектакль несколько раз, на его глазах неизменно происходят новые вещи. Это в кино сняли один раз и повторяют... Кстати, актеры при просмотре киноленты очень часто с огорчением говорят: «Я б этот эпизод сыграл иначе». А нельзя, уже все зафиксировано. На сцене же действие происходит вживую, театр не может умереть, он рождается по обоюдному желанию: актера — играть, а зрителя — приходить в театр. И эта аксиома будет вечной. Суждение, что сегодня много разочарованных, неверно. Они не разочарованы, они никогда не были в театре. А те, кто был и к тому же попал на хороший спектакль, становятся наркоманами сцены. Посмотрите — в нашем театре, каждый день, кроме понедельника, — аншлаг.
— Может ли в будущем кино вытеснить театр на задний план?
— Театр всегда занимал нишу, которую не может заполнить что-то другое. Кино — это вторичное качество. Когда ты смотришь фильм несколько раз, то уже не делаешь открытий. А в театре постоянно происходят новые открытия. Театр живет тысячу лет и столько же будет жить!
— Почему попытки сделать телеспектакли, как правило, неудачные?
— Не всегда. Наш спектакль «Бенюк и Хостякоев» имел колоссальный успех. Безусловно, в телеверсии теряется аура спектакля, исчезает энергетический портал между актером и зрителем, а действо переходит в другое качество... В таком случае не все зависит от игры актера. Ты попадаешься в зависимость от совсем других решений— какой режиссер снимал, как смонтировали, когда делали запись, со зрителями или нет. При этом важное значение имеет «роль» режиссера. При удачном монтаже, благодаря богатству режиссерской фантазии, можно театральный спектакль приблизить к телевизионному варианту.
— Именно поэтому актеры стараются найти «своего» режиссера... Кто может быть «вашим» режиссером?
— Счастливые люди те, кто имеет «своего» режиссера, и он берет их из работы в работу. Их в нашем театре — четыре, а артистов — сто. Мне всегда интересен режиссер, который на две головы интеллектуальнее меня.. Я не знаю, кто может быть «моим» режиссером... Будем работать, а там посмотрим, может, и обнаружится человек, который покажет Бенюка совсем с другой стороны, с которой никто и не надеялся его увидеть.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Добавить в избранное Добавить в Google - Закладки Добавить в Яндекс.Закладки Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Мой Мир Добавить в Мемори Запостить в ЖЖ Запостить в блог на Liveinternet Поделиться на WOW.ya.ru 0
Нравится
URL
HTML
BBCode


Оглавление   |  На верх


Вход

Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация

На Сайте

Гостей: 163
Пользователей: 0


Статистика


Страница сгенерирована за 0.023 сек..