Вам нужно Авторизоваться. Забыли Пароль? Регистрация
Апрель Воскресение 30 2017 г. в 16:0

Анатолий Хостикоев. Человек с тысячей лиц

Автор: Лилиана Фесенко специальн
Источник: weekly.ua
Добавлено: 2010-08-09 13:23:59

Человек с тысячей лиц

01.07.2010 | Текст: Лилиана Фесенко специально для Weekly.ua

Анатолию Хостикоеву всегда было тесно в строгих рамках. Может, поэтому он и стал артистом — чтобы осуществить свои мечты о спорте, режиссуре и писательстве

Фото: Андрей Гудзенко

Анатолия Георгиевича можно назвать лицом украинской сцены. Он 30 лет служит в Национальном театре украинской драмы имени Ивана Франко и одновременно создает собственные постановки в независимом театральном агентстве «Бенюк и Хостикоев».  И во всем, что он делает, старается ценить и любить свое, чтобы не остаться «славних прадідів великих правнуком поганим»

 

 Чем, по-вашему, отличаются актеры от других людей? Ведь общеизвестно, что в старину лицедеев хоронили за церковной оградой, как самоубийц, а сейчас эта профессия помогает открывать многие двери.

А. Х. Секрет прост. Актеры, особенно известные, на виду. Правда, сейчас это достигается не только талантом, но и участием в различных мероприятиях и вечеринках, то есть напоминанием о себе любой ценой. Если тебя узнают, просят автографы, приветливо улыбаются, значит ты вызываешь у окружающих повышенный интерес. Ведь у нас, к сожалению, просто так друг другу люди не улыбаются.

А что касается дополнительных возможностей, то мне иногда удается благодаря популярности решать какие-то бытовые вопросы. Например, выбить место на стоянке или... на кладбище. Но лично я предпочитаю улыбку незнакомого человека.

 

В 70-е годы, помнится, театральные актеры считались небожителями. Сейчас престиж профессии существенно снизился. Почему?

А. Х. Я не уверен, что ореол поблек. Да, были времена, когда восторженная публика выносила актеров из театра на руках. Сам испытал подобные мгновения обожествления, и считаю, что для артиста это огромный стимул. Сейчас другое время. Нужны новые спектакли и фильмы, которые бы вызывали настоящий интерес, — тогда зрители снова начнут влюбляться в артистов и наша профессия вернет былую популярность.

 

 Не жалеете, что в советские времена не уехали в Москву, там ведь и денег больше, и славы?

А. Х. Если бы да кабы... Мне всегда жаль тех актеров, которые начинают вспоминать, что их когда-то куда-то зачем-то приглашали, а они почему-то туда не поехали. Ну и дураки! Надо было или ехать, или сейчас молчать.

Что касается меня, я никогда не собирался уезжать. Покинуть любимый город, в котором родился и вырос, а главное, в котором живут дорогие тебе люди — родители, дети, жены, друзья, — для меня просто немыслимо. Зачем? Ради профессии? К сожалению, нам известно слишком много примеров трагических актерских судеб. И потом, чем зрители Киева, Луцка, Украины, в конце концов, хуже зрителей Москвы или Санкт-Петербурга? Другое дело, что нужно популяризировать украинское театральное искусство, кино, помогать украинским актерам, в том числе деньгами. А не привозить в Украину низкопробное фуфло! Необходимо создать условия для развития украинского театра, внедрять новые технологии в кино, поддерживать театральные проекты и способствовать открытию молодых, перспективных актеров, режиссеров, операторов, художников. Они у нас есть! Просто их не знают за пределами страны. Вот недавно мы вернулись с гастролей в Санкт-Петербурге. Наши спектакли привели в восторг и зрителей, и критиков, а местные газеты взахлеб писали о восхитительных украинских актерах. А вы говорите уехать... Пусть лучше приглашают на гастроли, а мы так и быть приедем!

 

Фото: Андрей Гудзенко


Вы создали независимую театральную компанию «Бенюк и Хостикоев». Какие трудности у коммерческого театра в нашей стране?

А. Х. Трудности в том, что никто за нас ничего не сделает. Но в этом и прелесть. И организационные, и художественные вопросы решаем сами. Обязанности распределили по заглавным буквам наших имен. Мирослав Гринишин — Мозг и Голова; Богдан Бенюк — Быт и Бабки; Анатолий Хостикоев — Актеры и Хорошие спектакли. Так мы делаем одно замечательное дело, которое называется «Театральная компания Бенюк и Хостикоев». Это единственная театральная компания в Украине, которая шесть лет не просто существует, а интенсивно работает — ставит спектакли, приглашает интересных актеров, режиссеров, художников. Сейчас в нашем репертуаре пять разных по жанру спектаклей, их посмотрели зрители всей Украины. А в этом году готовим премьеру — английскую комедию «Люкс для иностранцев».

 

ФОТО: PHL


 Что бы вы могли посоветовать театрам, которые говорят, что умирают из-за нищеты?

А. Х. Не хочу никому ничего советовать. Там есть директора, которые за это отвечают. Как спасти театры? Думаю, надо начинать с людей, которые ими занимаются. Пока мы не осознаем, что без искусства у нас не будет нации, с места ничего не сдвинется. Говорят, что для театра нужен коврик, два актера и зритель. По большому счету, это правильно. Театр может существовать и так. Но в наше время без серьезных капиталовложений в развитие театрального искусства не обойтись. Декорации и качественная аппаратура стоят немало. И это минимум, необходимый для создания качественного спектакля.

 

ФОТО: УНИАН


 Одиннадцать лет назад вы поставили свой первый спектакль «Кин
IV» вместе с тогдашним художественным руководителем театра имени Франко Сергеем Данченко. Думали ли тогда, что из этого вырастет вторая профессия — режиссер?

А. Х. Это не вторая профессия. Моя профессия — актер театра и кино, а тогда возникла непредвиденная ситуация. Замечательный режиссер Сергей Данченко, руководивший театром имени Франко, предложил мне сыграть роль английского актера Кина в спектакле Григория Горина. После первых читок стало ясно, что это настоящая драматургия: ведь Горин, будучи придворным драматургом московского «Ленкома», знал театр изнутри. Так что нам предстояла большая интересная работа, но, к сожалению, Сергей Данченко серьезно заболел, репетиции приостановились. И никто не знал, когда они возобновятся. И вдруг Сергей Владимирович позвонил мне и предложил взяться за эту постановку. Я согласился. Для меня это был трудный, но очень интересный период. Я рад, что благодаря усилиям всех его создателей «Кин IV» вот уже 11 лет идет на сцене театра с неизменными аншлагами. А Григорий Горин, побывав на спектакле, подарил мне свою новую книгу с рецензией, которая начиналась словами: «Лучшему Кину от взволнованного автора». За этим следовали слова благодарности и надежды на встречу на фестивале спектаклей по пьесам Горина. Но, к сожалению, после юбилея замечательный драматург покинул нас навсегда. А его «Кин» в нашем театре до сих пор вызывает бурю эмоций. Спасибо, дорогой наш друг!

Фото: Андрей Гудзенко


 В этом спектакле вы играете со своей женой Натальей Сумской. Насколько ваши отношения отличаются от тех, что мы видим на сцене? Наталья тоже может вас влюбить в себя и отвергнуть в мгновение ока?

А. Х. Отвергнуть вряд ли... Мы очень много пережили вместе. А влюбляет она меня в себя постоянно, и это нормально. Понимаю, что всех интересует не то, как актеры хорошо живут, а как им плохо вместе, как они друг другу изменяют, скандалят, плетут интриги. Но, к счастью, у нас все складывается очень хорошо. И то, что мы создаем на сцене, — тому свидетельство. Во многих спектаклях мы заняты вдвоем, и я этому безумно рад.

 

 Пару лет назад вы впервые снялись в ситкоме «Сердцу не прикажешь». Согласились бы еще раз на подобную работу?

А. Х. Думаю, да. Недавно сериал повторили, и мне наконец-то удалось его посмотреть. Ах, какой же я хороший артист! Мне так понравилось! (Смеется.) Правда, первые десять серий я орал, как сумасшедший, — не знал, что это только начало душераздирающей истории. Снимают ведь не по порядку. В сериалах, открою вам секрет, актер может и не подозревать, что с его героем произойдет в дальнейшем. Поэтому играешь — как в последний раз. Но где-то к тридцатой серии почувствовал, что жизнь моего персонажа налаживается, и уже до конца съемок получал истинное удовольствие от работы над ролью и от общения с замечательными партнерами. Кроме того, благодаря гонорару приобрел пару спиннингов и набор блесен, что, впрочем, не вызвало особого восторга у моей жены. Ну что ж! Кто-то собирает бутылки, марки или солдатиков, а я блесны. Так что я за сериалы!

 

 А как вы оцениваете свою работу в театре имени Франко сегодня? Получаете роли, о которых мечтаете?

А. Х. В Национальном театре украинской драмы я работаю 30 лет. Это хорошо! Хорошо, что работаю. Есть роли, которым уже больше десяти лет. И это тоже хорошо! Ведь спектакли идут с аншлагами — «Кин IV», «Отелло», «Пигмалион», «Швейк». Бывали и простои. Но это тоже хорошо, потому что появилась возможность сняться в кино, создать театральную компанию. Ни у кого нет театральной компании, а у нас есть! А то, что и в театре Франко, и в компании «Бенюк и Хостикоев» у меня одна жена — это просто замечательно!

 

 А в чем секрет вашей многолетней дружбы с Богданом Бенюком?

А. Х. Никогда не задумывался над этим вопросом. Богдан — блестящий актер и при этом непревзойденный партнер. Посмотрите, как он в спектакле «Швейк» слушает письма Лукаша! Без единого слова играет целый фонтан чувств. Пик актерского мастерства! Богдан очень коммуникабелен. В любой компании или коллективе сразу становится своим. Он на первый взгляд балагур и весельчак, но при этом человек с огромным чувством собственного достоинства.

На сцене мы с ним очень любим импровизировать. Далеко не каждый актер способен мгновенно изменить рисунок роли, сохранив при этом ее суть. Правда, импровизацией занимаемся только на сцене. А вот в наших человеческих отношениях подобное недопустимо. Есть вещи, которые незыблемы, — Вера! Дружба! Любовь! Искренность! Порядочность! Честь и Совесть! Все просто.

 

 Неужели за все время ни разу не повздорили?

А. Х. Нет, мы не ссоримся, и даже не было предпосылок. Бывали недоразумения, но мы не обращали на них внимания. То, что мы разные, — хорошо, нам интересно друг с другом. Но самое главное, что нас объединяет, — это заинтересованность в профессии. Спектакль «Швейк» подарен нам судьбой, он объединил нас. И театральная компания существует благодаря тому, что наши взгляды на жизнь совпадают.

ФОТО: УКРИНФОРМ


Катрин Дёнев сказала: «Актриса — это всегда больше, чем просто женщина, а вот актер — всегда меньше, чем просто мужчина». Вы с этим согласны?

А. Х. Наполовину. Сыгранные роли придают актрисе некий шарм. Хорошая актриса вызывает неизменный интерес, восторг, скрывает тайну, вызывая у мужчины желание ее разгадать. Вот и я три раза пытался разгадать тайну, связывая себя узами брака с актрисами. Но потом понял тщетность своих усилий и остановился. Женщина непостижима по своей сути, тем более если она актриса. Что касается актеров-мужчин, то у Денёв есть еще одно высказывание — о Марлоне Брандо. Денёв уверяла, что ему никто не мог отказать — ни женщина, ни мужчина. Весьма двусмысленный намек! Вероятно, ей просто не везло с партнерами, не там искала... Вот если бы она посмотрела спектакль «Энеида» в театре имени Ивана Франко, может быть, ее личная и творческая жизнь сложилась бы иначе. (Смеется.)

 

 Оба ваших сына выбрали актерскую профессию. Вы не пытались их отговорить?

А. Х. Мои сыновья — это особая гордость и любовь. Старший, Георгий, уже известный актер — играет в театре, снимается в кино, работает на телевидении, и я очень доволен, что он выбрал эту профессию. В спектакле театра имени Леси Украинки «Все его сыновья» я играл отца, а Георгий сразу трех моих детей. Помню, как после премьеры один из критиков задал вопрос: «Почему Хостикоев вышел на поклон только со своим сыном? А те двое куда исчезли?» Для меня это стало наивысшей похвалой профессионализму Георгия. И по поводу младшего, Славика, у меня тоже нет предубеждений. Мечтаю, чтобы и он стал актером, тем более что в его багаже уже есть роли и в театре имени Франко, и в театральной компании. А главное — есть желание и способности. Он даже мне дает ценные советы: «Папа, ты не волнуйся, не надо переживать. Ты просто живи». Попробую!

 

Фото: Андрей Гудзенко


 Своей героической внешностью вы обязаны отцу-осетину. А какая ментальность вам ближе?

А. Х. Действительно, в моих жилах течет украинская кровь мамы Хоменко и осетинская — Хостикоева. И я этому очень рад, ведь впитал дух обеих наций. В детстве видел, как отец носил маму на руках. А чтобы доказать свою любовь, взбирался на памятник Богдану Хмельницкому и на украинском языке с осетинским акцентом кричал: «Валя, я лублу тэбэ!». После этого его обычно забирала милиция, но он продолжал: «Как умру, то пахавайте мэнэ на магила», а затем переходил на осетинский. А когда возвращался домой, первым делом, закуривая папиросу «Казбек», готовил нам обед. Мама его укоряла, и отец с любовью во взгляде отвечал: «Ах, какая ты красивая». Он был искренним во всем. И хотя я родился и вырос в Киеве, мне всегда было приятно сознавать, что там, в Осетии, есть мои кровные братья и сестры. А когда на мой юбилейный вечер в театре приехали из Осетии родные, ставшие гордостью спорта, и мои земляки — чемпионы Украины, Европы и мира, сердце переполнилось счастьем. Я горжусь своим происхождением.

 

ФОТО: УКРИНФОРМ


А почему в начале «оранжевой революции» вы сначала рванули в политику, а потом, став депутатом Киевсовета, резко оттуда ушли?

А. Х. Во-первых, я рванул не в политику, а на Майдан. И рад, что это было в моей жизни. Такого всплеска эмоций, такого потока положительной энергии, такой красивой революции можно только пожелать нашей нации. Но это больше не повторится, к сожалению или к счастью — время покажет. А что касается профессиональной политики, то туда путь творческому человеку заказан. Если смысл актерской профессии в создании красивой иллюзии, не приносящей никакого вреда, то в политике врут по-настоящему и порой с нанесением тяжких телесных повреждений, если не хуже... О моем пребывании в депутатском корпусе можно рассказывать долго. Впрочем, я бывал там наскоками — между съемками в сериале. А как-то, приехав на сессию, во дворе Киевсовета по неосторожности подпер своей «Нивой» чей-то «Мерседес». Выражениям, которые обрушились на меня из уст местных обитателей, позавидовал бы даже бомж дядя Костя — знакомый мне алкоголик, у которого слово «бл*дь» является связующим между другими подобными словами. Но ушел я из мэрии, конечно, не поэтому. Считаю, что актер Хостикоев звучит естественнее, чем депутат Хостикоев. А когда меня спрашивают: «Как это ты так легко ушел из депутатства?», отвечаю: «Потому что был налегке».


Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Добавить в избранное Добавить в Google - Закладки Добавить в Яндекс.Закладки Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Мой Мир Добавить в Мемори Запостить в ЖЖ Запостить в блог на Liveinternet Поделиться на WOW.ya.ru 0
Нравится
URL
HTML
BBCode


Оглавление   |  На верх


Вход

Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация

На Сайте

Гостей: 2
Пользователей: 0


Статистика


Страница сгенерирована за 0.027 сек..