Вам нужно Авторизоваться. Забыли Пароль? Регистрация
Июль Пятница 28 2017 г. в 13:47

ПАРАДОКСЫ РОДСТВЕННОЙ РЕВНОСТИ

Автор: Виталий Жежера
Источник: Столичные новости
Добавлено: 2005-11-20 21:59:49

ПАРАДОКСЫ РОДСТВЕННОЙ РЕВНОСТИ
Виталий Жежера



В спектакле Анатолия Хостикоева «Сеньор из высшего общества» все роли играют друзья и родственники.

Хостикоева легко понять: поскольку интерес прессы и публики к личной жизни артистов навязчив и часто неделикатен, то уж лучше самому показать, что тут и как. То есть вот мои сыновья, мои тесть и теща, вот первый муж моей третьей жены, а вот моя невестка и все остальные, кем вы интересуетесь. Играем мы примерно те же роли, которые достались нам и в жизни, а пьеса почти про нас, как в том диалоге: «Чья семья? Наша! Наша? Ваша!»

Публика предложенную игру охотно подхватывает и с удовольствием смотрит «два в одном»: сюжет пьесы и сюжеты родства. Более того, сидя в зале, поневоле так проникаешься этим родством, что начинаешь по-родственному же ревновать и, например, слишком придирчиво рассматриваешь новое лицо в семейном кругу — Марину Ягодкину, юную невестку Анатолия Хостикоева. Или вдруг ловишь себя на том, что тебя не устраивают оба мужа Ольги Сумской — ни нынешний Виталий Борисюк, ни прошлый Евгений Паперный, и лишь ближе к концу спектакля ты смиряешься с ними. Ну явная ревность! В общем, на это спектакль и рассчитан, но не только — это лишь первый, поверхностный, заманивающий слой смысла.

Есть и более глубокий, более драматичный — но о нем чуть позже.

Спектакль с бурным успехом прошел испытание публикой. Получилось, как и надо: интригующе, смешно, лирично, что, впрочем, и закономерно: сочиняли его талантливые и знающие свое дело люди.

Легко сказать «талантливые» — будто этим все объясняется. Ведь чем больше талант, тем больше и разнообразнее его запросы. А тут дюжина очень разных талантов. И стоит удивляться Хостикоеву-режиссеру, как он эти актерские амбиции уравновесил, чтобы каждый остался сам собой и дал публике этим полюбоваться или, по крайней мере, просто дал хорошо себя рассмотреть, что для «парада друзей и родственников» тоже весьма немаловажно.

И мы любуемся вдоволь:

— сдержанным аристократическим изяществом Любы Кубьюк;

— буйством актерских красок Натальи Сумской;

— теплой, вдохновенной живостью Алексея Петухова;

— скрытой мощью Вячеслава Сумского и картинностью Ганны Опанасенко-Сумской;

— молчаливой иронией Владимира Горобея (он играет некоего Вольтера из богадельни);

— непрерывным и ровным блеском красоты Ольги Сумской...

Но, пожалуй, предел щедрости режиссера по отношению к публике и исполнителю — это то, что дал сделать Анатолий Хостикоев своему куму Богдану Бенюку. Эпизод, в котором Бенюк (Велутто) притворяется врачом, может, и несоразмерно длинен («мені для вас, куме, нічого не шкода»), но почему бы нет? Бенюк — великолепный комик, он может играть любой пустяк как угодно долго, и это не надоест, и не выпадет из спектакля, и будет смешно. Так смешно, что стоит в этом эпизоде оторвать взгляд от Бенюка и посмотреть на молодого Георгия Хостикоева, которому здесь надлежит быть серьезным, но он едва удерживается от смеха, и по его лицу текут слезы! А что уж говорить о публике?

Итак, спектакль смел, щедр и свободен в актерском самопроявлении, а потому местами эклектичен и колеблется от комедии высокой до комедии провинциальной, которая любит яркую, несколько преувеличенную приблизительность игры. Это и не хорошо, и не плохо, так оно есть — но интересно, что в этом спектакле сам Анатолий Хостикоев-актер часто (и не без удовольствия) избирает именно такую, преувеличенно-приблизительную манеру, обычно ему несвойственную, но всегда любимую публикой.

Возможно, это неслучайно. Незадолго до премьеры Хостикоев резковато высказался по поводу «элитарных спектаклей»: мол, я хочу, чтобы публике было все понятно. Хорошо, но ведь «элитарность» — не только прихоть режиссера, это также и потребность самой публики, своеобразное ревниво-родственное чувство, когда каждый зритель думает, что ты играешь лишь для него, он тебя любит, любит даже непонятного. Но если ты вдруг делаешь «как все и для всех» — ты нарушаешь родство. По формуле «Эй, родственник, Афоня мне рубль должен!» — здесь человек выделяет себя из массы; да, он прост, но он — не «все прочие», он именно тот, кому Афоня должен рубль...

Собственно, здесь скрыт более глубокий слой спектакля, о чем говорилось выше. Здесь драматически сближаются смыслы пьесы и жизни. Герой пьесы, Леонидо Папагатто, обречен на занятие, по-человечески понятное, хотя и явно недостойное его талантов. Но и Хостикоев, великий артист, волею наших убогих театральных и общественных обстоятельств (кому там Афоня рубль должен — я отдам!) обречен — или обязан — быть «простым». Ему, во всяком случае, так кажется — сегодня, в этом спектакле. Но если бы завтра вдруг театральная компания «Бенюк и Хостикоев» стала театром — Хостикоев первым бы вспомнил, что мировой репертуар не кончается на «Сеньоре из общества». Ведь постоянно «быть попроще» так же невозможно, как и наоборот. К тому же это искушает фантазию публики, поневоле выстраиваешь ряд аналогий: Хостикоев играет просто Папагатто, Ленин лепит пельмени, Ющенко продает помидоры. Впрочем, в наше время подобные аналогии не кажутся слишком натянутыми. Это, конечно, хоть и небеспричинные, но все же лишь попутные мысли.

А главное в спектакле (и вокруг него) — великолепно простой, честный и понятный исповедальный мотив: вот я, вот моя семья, наши дети, и в нашем чудесном новом мире не на что больше опереться. Опора отнюдь не самая комфортная, зато самая настоящая и надежная.

Но ошибется тот, кто от этого спектакля ждет прямого раскрытия «настоящих» семейных тайн! Он получит разве что блестящее актерское отношение к этим тайнам, намек, ироническое обыгрывание — как в эпизоде встречи Матильды и Илоны. Наталья Сумская и Любовь Кубьюк играют его тонко и очень здорово. Эта смешная сцена, возможно, даже интереснее печально-романтического финала спектакля, где Хостикоев почти открыто пытается дать ответ на главнейший (для публики) вопрос — «как он разводится». Интересно, что вопрос «как он женится» для той же публики — будто вовсе и не вопрос, а так, нечто само собой разумеющееся! Вот ведь публика...



Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Добавить в избранное Добавить в Google - Закладки Добавить в Яндекс.Закладки Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Мой Мир Добавить в Мемори Запостить в ЖЖ Запостить в блог на Liveinternet Поделиться на WOW.ya.ru 0
Нравится
URL
HTML
BBCode


Оглавление   |  На верх


Вход

Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация

На Сайте

Гостей: 4
Пользователей: 0


Статистика


Страница сгенерирована за 0.058 сек..