Вам нужно Авторизоваться. Забыли Пароль? Регистрация
Апрель Воскресение 30 2017 г. в 0:29

Анатолий Хостикоев: «Несмотря на то, что Богдан Бенюк в партии националистов, а я интернационалист, мы оба – патриоты»

Автор: Галина Гаевская
Источник: «Главред»,
Добавлено: 2006-10-09 10:02:05

Анатолий Хостикоев: «Несмотря на то, что Богдан Бенюк в партии националистов, а я интернационалист, мы оба – патриоты»


В первую очередь, я гражданин своей страны, и хочу, по возможности, быть полезным Украине, а конкретно – Киеву, поэтому баллотируюсь в горсовет». Так коротко народный артист Украины Анатолий Хостикоев объясняет свой поход за мандатом…

Хостикоев точно проходит в Киевсовет, поскольку рейтинг БЮТ в столице очень высокий, а Анатолий Георгиевич в списках кандидатов в депутаты – второй. Зачем все это надо ему, и без того «с головой» загруженному репетициями, спектаклями, гастролями? Тем более, ни разу до этого не баллотировавшемуся ни в какие депутаты! Об этом и не только беседую с режиссером, народным артистом Украины Анатолием Хостикоевым.

 

«Я человек социально активный, чего раньше за собой не наблюдал»

Год назад в интервью «Главреду» вы говорили, что ничего в политике не понимаете, а сейчас баллотируетесь в депутаты Киевсовета. Что изменилось?

 

В большую политику я не иду. Возможно, если бы в моей биографии не было Майдана, я бы жил прежней жизнью. Но те события заставили меня задуматься и сделать выбор. Оказалось, я - человек социально активный, чего раньше за собой не наблюдал. Помните, при Союзе мы голосовали за единственную кандидатуру секретаря Компартии и особо не задумывались, что делаем. Надо поднять руки – поднимали, подписать бюллетени – подписывали… Эмоции, родившиеся на Майдане, дали возможность понять: кто ты такой? Гражданин ли ты своей страны или бессловесный и бездумный наблюдатель? Я почувствовал это дыхание свободы и право выбора. Это высокие фразы, но было, действительно, так.

 

Год назад я сделал свой выбор и поддержал нашего Президента. Тогда никто не приказывал нам с Богданом Бенюком ехать в Мукачево наблюдателями, а мы поехали. И оказалось, что отстаивать свою точку зрения очень непросто, когда за тобой ездит «черный бумер, черный бумер» по Мукачеву, и все время чувствуется давление. К нам подходили и говорили в лицо, мол, ребята, мы вас знаем, ведите себя как положено, не агитируйте против нашего кандидата.

 

Я был в гуще событий. В пять утра в помещение, где находилась наша счетная комиссия, влетели, без преувеличения, боевики вместе с милиционером и перемешали все бюллетени… Погас свет, раздались крики… Тогда мне удалось выполнить свои полномочия: доставить действительные результаты голосования в штаб Ющенко.

 

Вы же тогда, насколько я помню, не поехали на гастроли…

 

Не я один. Мы тогда с Богданом Бенюком не поехали на гастроли в Минск - остались в Киеве на Майдане вместе с народом. Если в Мукачево за нами ездили бумеры, то после выступления на Майдане нас хотели уволить из театра Ивана Франко. И если бы не победа революции, так бы и произошло.

 

И вы за этот год ничуть не разочаровались в том, что стольким жертвовали ради власти, которая не особо-то выполнила свои обещания?

 

Сейчас, когда прошло время, произошло много перемен, кто-то разочаровался в том, что был на Майдане. Я не разочаровался в своем выборе. У меня есть свой взгляд на происходящее в высших эшелонах власти, но я стараюсь туда не лезть.

 

Почему?

 

Большой политикой должны заниматься те люди, которые не боятся брать на себя огромную ответственность. Я бы даже сказал, что на политиках лежит большой грех.

 

В чем он?

 

У меня возникает чувство, что многие политики воспринимают саму политику как азартную игру. Создается впечатление, они получают огромное удовольствие, и выйти из этого состояния не могут. Могут поссориться, подраться, наконец, даже убить. Или другой вариант. Политики поливают грязью друг друга, а потом, пожимают друг другу руки, садятся за стол, продолжая игру и втягивая в нее других.

 

А ставки у них крупные. Играют на газ, зерно, бензин, сахар, на журналистов, которых можно убить и потом не найти. Играют на свой народ и на Украину. И мне кажется, что Юлия Владимировна не желает участвовать в этой игре.

 

Поэтому вы выбрали именно БЮТ?

 

Да. Я считаю, что в своей последовательности, в своих аргументах Юлия Владимировна несет дух еще того Майдана, поэтому я отдаю ей мои симпатии и мою поддержку. Главное еще и то, что она не идет против Президента. Она ни разу не сказала, что идет в оппозицию. Наоборот, она все время настаивает: «Я с Президентом, которого выбрала я и миллионы людей».

 

Я не хотел бы быть бабой Параской, которая стремиться всех примирить. Но в то же время, баба Параска, очевидно, - глас многих украинцев, которые хотели бы, по крайней мере, чтобы эти два политика объединили свои усилия и сделали нашу страну действительно великим и сильным государством.

 

Раскол в «нашеукраинской» среде многих привел в замешательство, люди растерялись…

 

А я считаю: было время определиться. Менее привлекательна позиция людей, не занявших никакой позиции. Мне приходилось встречаться с парнями, которые поддерживали Януковича. И мы находили общий язык, несмотря на полярные взгляды.

 

Частая смена костюма – это прерогатива театра, поэтому я не понимаю и тех людей, которые в реальной жизни меняли ориентир, в зависимости от того, какая политическая погода на улице: сначала надевали бело-синий шарфик, потом бледно-желтый, а потом - помаранчевый.

 

Актеры так равномерно по одному распределились по разным партиям и блокам! Вы в БЮТе, Богдан Бенюк во Всеукраинском объединении «Свобода», Ольга Сумская – в «Европейской столице». Это так задумано?

 

Безусловно, это не так. На самом деле, каждый из нас стремится по-своему растолковать то, что происходит в стране и старается что-то сделать, помочь. А то, что мы сможем помочь, я в это верю, поскольку ощущаю за собой поддержку многих единомышленников, свою силу и веру. Не смотря на то, что Богдан Бенюк в партии националистов, а я - интернационалист, мы оба – патриоты.

 

«Я актер! И это для меня главное. Депутатство ведь не на всю жизнь…»

Вы будете организовывать спектакли в поддержку своих партий? Как будете чередовать, в какой день за какую?

 

У нас действительно есть спектакль, которым можно было бы поддержать любой политический блок. Но я думаю, что в сложившейся ситуации мы будем существовать только как театральная компания, а поддерживать каким-то образом партию нет особой необходимости.

 

А если попросят?

 

В любом случае, думаю, что мы не будем распределять в спектакле, кто к какой партии относится. Будем играть для зрителей. Ведь мы играли спектакли и в Западной Украине, и в Донецке, и в Днепропетровске, и в Харькове… К нам везде относятся как к актерам. Честно говоря, я не представляю, что будет, если мы начнем именно спектаклем рьяно афишировать свою политическую принадлежность? Представьте, в Донецке вдруг зрители, вместо того, чтобы воспринимать действие станут шептаться: «Смотрите, это националист Бенюк и интернационалист Хостикоев»... Думаю, зрители, в первую очередь, должны воспринимать художественное произведение. Только так должно быть в искусстве.

 

Не боитесь, что из-за депутатской деятельности у вас будет оставаться мало времени на творчество?

 

Я актер! И это для меня главное. Депутатство ведь не на всю жизнь, для меня это важно в данный момент. Но в первую очередь я буду заниматься актерством, ставить спектакли, играть в театре Франко, в театральной компании «Бенюк и Хостикоев».

 

Единственное, что надо сделать: мобилизовать свое время. Откровенно говоря, даже учитывая, что театр забирает много времени, все равно можно сделать еще больше. Я вижу те временные пробелы, которые я мог бы заполнить, применяя свои умения и знания. Главное – желание, а оно у меня есть.

 

То есть, творческие планы, в связи с выборами, вы строить не перестали?

 

Ни в коем случае. Мы хотим поставить яркий музыкально-драматический спектакль «Запорожец за Дунаем», используя сюжет и оригинальную музыку Гулака-Артемовского. Мы попросили драматурга Богдана Жолдака (это однофамилец Андрея), написать четвертый акт – фантазию… На самом деле, мы сейчас все вместе фантазируем. Помните, там есть эпизод, когда Карась после встречи с султаном возвращается пьяный, в турецких нарядах и поет «Теперь я турок - не казак». То есть, мы знаем только постфактум! А нам интересно, что же произошло во время этой встречи. Мы предполагаем, что они там нашли общий язык, как если бы нашли его сейчас политики в очень важный для страны момент.

 

Обратите внимание, когда-то кричали «хватит шароварщины», а теперь как раз другое направление. Шаровары еще надо уметь сыграть! И нам хочется показать украинский классический спектакль с шароварами, саблями и другой украинской атрибутикой... Чтобы были настоящая украинская музыка и настоящие украинские эмоции.

 

«Бенюк и Хостикоев» пока гастролирует только по Украине?

 

Мы со спектаклем «Швейк» и «Кармен» объездили Эдинбургский фестиваль, Берлинский фестиваль, были в Бельгии... Во Флоренции, где люди не знают украинского языка, нам аплодировали стоя, причем, не зная, что это за труппа.

 

Мы разъезжаем по всей Украине, планируем поехать на гастроли в Россию, может быть, и в Москву. Там должны знать, что в Украине есть не только академические театры, которые по несколько раз объездили зарубежные страны с одним спектаклем. А есть и другие коллективы.

 

Театр «Бенюк и Хостикоев» - единственная украинская антреприза, существующая уже на протяжение четырех лет. И не просто существующая, а собирающая аншлаги по всей Украине, завоевывая искренний зрительский восторг и интерес.

 

Вы со своими российскими друзьями обсуждаете украинско-российские отношения?

 

Преимущественно - в шутку. У меня очень много друзей в России и в самой Москве. Был когда-то такой спор с Михаилом Кожуховым, ведущим передачи «Искатели приключений», который ездит по всем странам и континентам, лазит по банановым деревьям и варит еду из гадюк. Мы с ним сплавлялись по реке. Были сложные пороги, и я что-то сделал не так. Он, будучи капитаном, шутя, и в то же время, провоцируя, одернул меня: «У, хохол! Эти хохлы грести не умеют, только сало свое и знают!». Ну, мы и сцепились. Я ему: «А вы кацапы такие-сякие!». Он: «Да у вас искусства нет, театра нет!». Я: «Да половина московских актеров из Украины». Дошло до спорта, он: «У нас Костя Дзю», а я: «А у нас - братья Кличко». В итоге, мы стали полушутя-полусерьезно биться с ним веслами. Кстати, после этого мы всю неделю плыли молча, но все-таки остались с ним друзьями.

 

Я, действительно, интернационалист, и думаю, что нам надо жить со всеми в мире, дружбе, особенно с соседями. Но если сосед начинает тебя обижать, то, как я веслом Мишку шлепнул, надо и нам соседа «дровенякой по ребрам», чтобы знал свое место и не переходил границ. Это шутка, но в ней есть смысл. Своего отдавать нельзя.

 

Да, нам надо научиться себя уважать…

 

Согласен. Как объяснить такое: приехал в Киев Никита Михалков, и наше правительство ему вручило то ли орден, то ли какой-то знак за вклад в украинскую культуру. Когда его спросили, мол, за что, он сам, пожимая плечами, ответил: «Видимо, аванс». Понимаете, идет такой «облизон старшего брата». Люди при власти ни самих себя не уважают, ни свою нацию.

 

Еще бывает: приезжает какой-то независимый московский театр, ему предоставляют сцену в Национальной опере(!), и актеры-гастролеры играют «Мастера и Маргариту», читая текст с листа?! Может, надо создать какой-то худсовет или комиссию при Минкультуры, которые бы оценивали «культурный товар», по типу заводских ОТК, ставивших знак качества на продуктах или других изделиях? Почему киевляне должны смотреть произведения искусства «не первой свежести»? Еще и в оперном театре, где стоимость билетов до 600 гривень.

 

Благо, что приезжают такие театры, как «Сатирикон», «Современник», «Табакерка» с потрясающим актерским составом. Хотя, знаменитый Театр на Таганке «провалился» тут, в Киеве, позволив себе в спектакле «Маркиз-де-Сад» глумиться, используя помаранчевые ленты.

 

Надо, чтобы гордость народа была настоящей. Надо найти возможность дружить, ходить в походы, жить с соседом в мире.

 

«Андрея Жолдака необходимо вернуть в Киев»

И что же вы хотите сделать для Киева?

 

На протяжении всей моей жизни мне внушали, что Киев - это провинция, в том числе, и культурная. Так многими и воспринималось. Говорили, что в Киеве нет актерской школы, ну, мол, не сложилось… А центрами были, конечно, Москва, Петербург.

 

Считалось, что в Киеве хорошо только отдыхать. Все знали, что такие районы как Ворзель, Ирпень, Кичеево, Немишаево - всесоюзная здравница, куда приезжали со всего СССР. Но когда случилась эта ужасная катастрофа на Чернобыльской атомной электростанции, то к нам перестали приезжать отдыхать, зато стали приезжать зарабатывать деньги.

 

Не прекратился и культурный обмен. И если раньше я допускал, что Киев - провинция, то потом убедился в обратном. Наши актеры работают в Москве, украинские режиссеры сейчас затребованы во всем мире! Мой друг Андрей Жолдак ставит спектакли по всему миру. Он работает сейчас в московском «Современнике», кстати, вместе с Галиной Волчек ставит спектакль. Жолдак признан ЮНЕСКО лучшим молодым режиссером. А у нас в Украине он сначала считался молодым, а теперь оказался ненужным.

 

Надо поднимать статус нашего театрального института, который выпустил потрясающих актеров, работающих по всему миру. Надо найти средства и специалистов, которые бы учили студентов. Для меня важно попробовать сделать так, чтобы к киевским актерам относились с уважением.

 

То есть, вы планируете круто взяться за сферу культуры?

 

Верно. Я не хочу отвечать ни за газ, ни за бензин, ни за экономику, ни за политику… Я не знаю, сколько, на самом деле, должен стоить газ. Остается надеяться, что топливом занимаются порядочные люди и профессионалы, и они не доведут Украину до того, чтобы мы с протянутой рукой пошли по миру за газом.

 

Я хочу попробовать что-то сделать в своей сфере: для театра, для кинематографа, возродить студийное движение…

 

Есть город-прототип, на который, вы бы хотели, чтобы походил Киев?

 

Эдинбург. Там проходит всемирно известный Эдинбургский фестиваль, куда приезжают творческие коллективы со всего мира: не только коллективы драматических театров, а и цирковые артисты, музыканты... Это такая всемирная академия искусств.

 

Вы думаете, что такое возможно сделать на уровне города?

 

Я, конечно, не хочу, чтобы это были Нью-Васюки, как у Ильфа и Петрова, но, думаю, это можно сделать. У нас проходят только кинофестивали «Молодость» и «Стожары». Второй год Виталий Малахов (художественный руководитель и директор «Театра на Подоле») организовывает «Булгаковский фестиваль», ну еще - «Киев-травнэвий»… И все! Этого мало!

 

Надо, чтобы к нам приезжали интересные коллективы. Так или иначе, через такие фестивали идет творческое обогащение. Ведь многие киевские коллективы сидят безвылазно, ни с кем не встречаются, и о них никто не знает.

 

Ольга Сумская в интервью сказала, что Киеву как столице не хватает театров и предложила переоборудовать кинотеатр «Киев» под театр. Что вы по этому поводу думаете?

 

В Киеве, безусловно, должно быть больше театров. Это проблема: театральный институт выпускает много актеров, а работать им негде. Последний драматический театр был построен больше 100 лет назад. Хорошо, что открылся новый театр кукол. Это первая подвижка.

 

Но посмотрите, «Театр на Левом берегу» был переоборудован из кинотеатра. И, когда Оля говорит про кинотеатр «Киев», то это снова переоборудование? Уверен, должен быть абсолютно самостоятельный проект.

 

Опять же, у наших соседей в Москве много театров, они имеют разные статусы, режиссеры работают в разных жанровых направлениях. А у нас что? Многим молодым перспективным режиссерам и актерам просто негде приложить свой талант! А надо дать им такой шанс. Андрея Жолдака необходимо вернуть в Киев, чтобы показывал свои спектакли и работал с украинскими актерами. Он мечтает об этом.

 

Большинство театров сосредоточены в центре, а на окраинах – культурный вакуум…

 

Я уверен, что в центре Киева нужен еще театр. И, конечно, хотя это пока мечта, в каждом районе должна быть театральная площадка или сцена, чтобы проводить концерты и показывать спектакли. Помните, раньше были дома культуры? А сейчас это все исчезло. Зато появляются огромные кинотеатры с долби-системами. Но, по-моему, хорошо бы вернуть маленькие кинотеатры с небольшими кинозалами, как когда-то был «Будівельник» на улице Владимирской.

 

Кстати, в тех домах культуры были и кружки для детей…

 

Для меня стало неприятной неожиданностью, что в Киеве практически не осталось детских театров-студий! Как-то меня попросила продавщица из магазина устроить ее ребенка в детский самодеятельный театральный коллектив. Я везде узнавал, обзванивал весь Киев и нашел такую студию только в бывшем центральном доме пионеров и в школе №87. Да такие кружки должны быть в каждом районе. Сейчас дети от безделия только играют в автоматы и компьютеры.

 

Думаю, надо создать детскую киностудию на базе той же школы. Чтобы профессиональные режиссеры, операторы приходили к детям и давали уроки операторского ремесла. Все это делается ради будущего.

 

«Когда верующие на машинах заезжают в Киево-Печерскую лавру – это «ганьба!»

А вы хорошо Киев знаете?

 

Конечно. Я киевлянин. История моей семьи связана с Киевом. Моя бабушка и во время войны оставалась тут. Дом на улице Владимирской, где она жила, разбомбили. Когда разбирали обломки, нашли ее документы и решили, что она погибла. Об этом узнала моя мама, которая была в это время на фронте. Мама, Валентина Васильевна, тогда послала фотографию тете Фёкле, которая жила под Киевом. На тыльной стороне надпись: «Дорогая тетя Фёкла, отсылаю Вам фотографию. Хотела, чтобы эта фотография пришла маме, но ее уже нет».

 

А на самом деле, бабушка, Доминика Акимовна, осталась жива. Как это часто бывает в жизни, она в этот момент случайно за чем-то выскочила из дома. Но потом случилось так, что эшелон, в котором мама ехала домой в 1945-м, разбомбили. Тогда уже бабушка получила похоронку на маму. А мама, оказывается, попала в госпиталь. Так аж до 1947-го мама не знала, что бабушка жива, а бабушка – что мама жива. Потом они встретились у той же тети Фёклы.

 

А сам я родился в Киеве, тут вырос. Пару лет работал во Львове, в театре имени Марии Заньковецкой, а потом вновь вернулся в родной город. В столице с детства знаю каждый дом, по крайней мере, в своем родном районе. Сфера моего обитания - улица Владимирская, парк Шевченко, Бессарабка, Саксаганского… Как то меня спросили, кто я по национальности, и я ответил: «Я киевлянин». Суть в этом ответе заложена.

 

Как вы воспринимаете нынешнюю застройку города?

 

Когда еду или иду по городу, ловлю себя на мысли, что это уже не тот мой город. Я его не узнаю. С одной стороны это очевидно: время идет, город меняется. Но мне кажется, что Киев теряет свою самобытность. Мне кажется, что люди, занимающиеся застройкой, в первую очередь думают не про то, как будет выглядеть город, а про свои доходы. Живут сегодняшним днем…

 

А Киев был до них и останется после них. И стоило бы архитекторам и застройщикам подумать про свой вклад в развитие города, чтобы он не затерялся среди других европейских городов. Я много ездил по миру и видел в разных городах здания похожие на современные киевские. А ведь наша столица была до сих пор единственной и неповторимой.

 

И сделать это можно. Я до сих пор, когда мне бывает грустно, захожу в свой двор детства на Владимирской, 76, в свой дом, отреставрированный, и, к счастью, не изменившийся. Он, возможно, такой - единственный в Киеве. Так надо бы подходить ко всей киевской застройке.

 

Мне нравится, как сделаны оболонские Липки. Там свой стиль. Район солнечный и дома такие же солнечные. Туда хочется приезжать. Я понимаю, что квартиры очень дорогие, но там все продумано. На мой взгляд, каждый район должен иметь свое лицо, свою изюминку.

 

А где вы живете?

 

В Дарнице.

 

И вам нравится ваш район?

 

Я раньше вообще не понимал, что такое Дарница и как можно на песках построить город. Когда мы туда переезжали, то была пустыня! Я никогда не думал, что смогу там жить. Но человек, наверное, ко всему привыкает. Со своими родными людьми можно жить где угодно.

 

Правда, хотелось бы, чтобы как-то решилась проблема дорог. Скажем, я четко знаю, если мы с сыном выйдем без пятнадцати восемь, то мы успеем в школу, а если в восемь, то, на радость Славке, на первый урок мы уже не успеваем.

 

А учится он?..

 

А учится он здесь, возле театра Франко. Нам так удобнее - мы же больше времени проводим в театре.

 

Раз вы идете в Киевсовет, то вам придется решать проблемы с дорогами…

 

Я не знаю, что с этими дорогами делать!.. Этим должны заниматься специалисты. А как автомобилист понимаю, какая огромная проблема эти пробки. В центре, понятное дело, дороги в более-менее нормальном состоянии. Но на окраинах?! Многие аварии случаются еще и из-за плохого качества дорог. Но, честно говоря, я надеюсь, что заниматься автотрассами в Киевсовете не буду.

 

Ну, голосовать, скажем, за программу развития дорог и за ее финансирование придется.

 

Да, голосовать придется и за умное решение… Безусловно, в центре Киева нужны парковки, может даже подземные, чтобы освободить улицы для проезда автомобилей, а тротуары для прохода пешеходов. Это, по-моему, вопрос один из главных в развязке транспортных проблем. Например, проехать по Прорезной всегда было очень сложно. А сейчас, когда разрешили водителям оставлять машины на тротуарах и вроде освобождается проезжая часть, зато плохо пешеходам?..

 

Вас устраивает работа вашего ЖЕКа?

 

Что-то надо менять – безусловно. Но что менять? Это должны профессионалы-коммунальщики сказать. Я знаю, что в ЖЕКах есть много хороших специалистов. Большую часть жизни мы сталкиваемся с электриками, монтерами… Они чуть ли не родные нам люди.

 

Вот в нашем доме проблема с лифтом, мне не раз в свое время приходилось таскать детскую коляску на 16 этаж. Чинить лифт приходил потрясающий человек: он, буквально, сам плачет и говорит: «Я хочу починить, но ничего не могу сделать. Когда строили дом, то поставили старый лифт, зная наперед, что будут проблемы». Люди этого мастера не винят, они недобрым словом поминают тех строителей.

 

А как, по-вашему, лучше направлять деньги в реконструкцию инженерных сетей, ремонт жилья или восстанавливать храмы, что стало модным в последнее время?

 

Это вопрос сложный. Строить храмы надо. Но есть коммунальные проблемы, на решение которых, безусловно, надо находить деньги. И нуждающимся надо помочь. Как найти средства на все? Думаю, духовное и материальное должно находить общую точку соприкосновения.

 

Храмы должны возрождаться в душах людей. И, по-моему, когда верующие на машинах заезжают в Киево-Печерскую лавру – это «ганьба»! Истинно верующий должен приложить усилия, чтобы к храму дойти.

 

«Мне не привыкать к общению с театральными критиками, поэтому, думаю, готов к общению с журналистами»

Как жена отнеслась к вашему решению стать депутатом?

 

Ну, как Наташа (народная артистка Наталья Сумская – ред.) относится? Когда была революция, то первыми среди актеров, кто вышел на Майдан, были Наталья Сумская, которая пела песню «Свобода», Бенюк и Хостикоев. Это было в то время, когда никто не знал, чем все закончиться. Ни у кого не было 100-процентной гарантии, что будет дальше. То было наше обоюдное желание.

 

Кроме того, Наташа знает, что если я что-то решил, то меня не переубедить. Она только предупредила: «Если ты понимаешь, что берешь на себя огромную ответственность, и тебя будут доставать со всех сторон все СМИ, и по-разному будут тебя величать, если ты готов ко всему и считаешь, что это тебе надо – иди!». Я готов ко всему. Рад, что Наташа меня поддержала.

 

Мне не привыкать к общению с театральными критиками, поэтому, думаю, готов к общению с журналистами.

 

А дети? Младший сын, наверное, еще не понимает, что папа еще реже будет с ним видеться.

 

Да почему не понимает? Младший сын со мной вместе был на Майдане и сейчас считает, что папа снова идет на Майдан. Когда была революция, то в школьном дневнике у Славки учитель записала: «Больше занимается революцией, чем уроками!». Дети видели, что взрослые ходят с флагами, и они тоже в школе делали флажки. Хотя, по-моему, лучше б занимались уроками, а революции - для взрослых.

 

А старший - Георгий?

 

Георгий, наверное, еще не знает о моем решении, поскольку особой информации не было. Но, думаю, и он меня поддержит.

 

А он не проявляет интереса к политике?

 

Думаю, важнее, что он активен в своем творчестве. Хотя, год назад он тоже сделал свой выбор. Наша компания перед гастролями в Минск давала спектакль в Ивано-Франковске. Мы как раз в тот момент решили закрыть гастроли и вернуться. А тут еще узнали, что и Георгий остался в Киеве на Майдане. То есть, видите, у него был такой же посыл, как и у меня.

 

Наталью Сумскую Кабмин назначил председателем Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали. Не родились еще планы совместно внедрять какие-то идеи?

 

Планов пока нет, но очевидно появятся. Это огромный объем работы. Она пока входит в курс дела. Но, думаю, можно будет объединить свои усилия. Если, конечно, я попаду в Киевсовет, если я не передумаю.

Галина Гаевская, «Главред», 10.02.2006


Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Добавить в избранное Добавить в Google - Закладки Добавить в Яндекс.Закладки Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Мой Мир Добавить в Мемори Запостить в ЖЖ Запостить в блог на Liveinternet Поделиться на WOW.ya.ru 0
Нравится
URL
HTML
BBCode


Оглавление   |  На верх


Вход

Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация

На Сайте

Гостей: 3
Пользователей: 0


Статистика


Страница сгенерирована за 0.03 сек..